Интервью с педиатром Викторией Лившиц

— Расскажите немного о себе. Как Вы пришли в медицину?

— Я закончила Новосибирский государственный медицинский институт. После этого эмигрировала в Израиль, где проходила интернатуру. В Израиле специализировалась по детским болезням, работала 6 лет в Центральной больнице. Следующий шаг – начало частной практики и параллельно – работа в дневном стационаре. Мой стаж работы в Израиле – с 1998 года.

— Расскажите о том, как проходит Ваш прием пациента? У нас пациенты не привыкли к такому уровню медицины, который в Израиле. Многим интересно узнать, как это происходит за границей.

— Я – детский врач общего профиля. Специалист по детским болезням, делаю общую диагностику и, в соответствии с имеющимися проблемами, рекомендую консультации узких специалистов, если в этом есть необходимость. Кроме того, я специалист в области детсткого поведения и развития, что очень помогает в моей работе, и кроме клинических диагнозов я могу профессионально оценить, как развивается ребенок, на каком уровне его умственное и физическое развитие, какое у ребенка психологическое состояние. У меня очень индивидуальный подход к детям: я разговариваю с родителями ребенка, спрашиваю всю историю, начиная с рождения (иногда до рождения) независимо от того, сколько лет ребенку или подростку, и только потом провожу клиническое обследование, назначаю диагностические процедуры, и затем делаю заключение. Это как собирать пазл.

— Бывали ли у Вас случаи, когда к Вам поступают дети с неправильным диагнозом?

— Со стран бывшего СССР очень часто.  К сожалению, я должна констатировать тот факт, что уровень медицины в этих странах до сих пор оставляет желать лучшего, несмотря на хорошее диагностическое оборудование и методы обследования. Врачи не могут поставить правильный диагноз.

— Виктория, Вы можете привести какой-то пример? Возможно, определенный случай Вам очень запомнился.

— Да, последний пациент приехал к нам с диагнозом «эпилепсия», который получал противосудорожное лечение на протяжении нескольких лет, побочным эффектом которого было негативное воздействие на печень. Пройдя обследование в нашей клинике оказалось, что диагноз поставлен неправильно и пациент не нуждался в лечении.

— Расскажите, пожалуйста, как Вы относитесь к медицинскому туризму, иностранным пациентам, которые приезжают к Вам на лечение? Объясните, в чем отличие между медициной в постсоветском пространстве и в Израиле?

— Я отношусь к людям, которые приезжают сюда с очень большим пониманием, осознаю, что они делают невероятные усилия, чтобы собрать всевозможные средства, приехать, узнать правильный диагноз и получить правильное лечение. Соприкоснувшись с израильской медициной, я понимаю, что в ней есть очень много логики, решения правильны и обдуманы. К сожалению, не у всех есть возможность оплатить лечение в Израиле, но многие центры идут пациентам на встречу, делая скидки и принимая людей в тяжелом состоянии. Многие пациенты боятся языкового барьера с врачом и неточностей при переводе. В наши обязанности входит предоставление максимально комфортного обслуживания, и мы прикладываем максимум усилия для этого. У меня нет таких проблем, потому что я говорю по-русски. Пациенты не должны переживать по поводу языкового барьера. Есть очень много русскоговорящих людей, которые всегда рады помочь и есть персонал, который с удовольствием переводит и помогает. И приехав сюда, люди это понимают.

— В какой клинике Вы работаете?

— Я работаю в больнице «Assuta» и в больничной кассе «Маккаби» в дневном стационаре.

— Возможно, есть какие то новшества в Вашем направлении? Может появились новые методы, технологии? Возможно, есть Ваши собственные секреты, которыми Вы готовы поделиться?

— Педиатрия – это большой и обширный раздел медицины. Все время появляются новые обновления, разработки, лекарства. Поэтому израильские врачи учатся всегда. Среди моих знакомых я не знаю врачей, которые не проходят курсы повышения квалификации, учитывая тот момент, что их к этому никто не обязывает. Назовите любую область педиатрии – и я могу Вам назвать новое лекарство, вид обследования, методы и тому подобное. Я искренне считаю что наша медицины самая лучшая.

— На сегодняшний день мы столкнулись с такой ситуацией, что есть большое количество детей, у которых есть онкологические заболевания, которые обращаются за медицинской помощью в Израиль ?

— По сравнению со взрослой, с детской онкологией приезжает небольшое количество пациентов, это связано с тем, что к сожалению, диагнозы в постсоветских странах ставят очень поздно и дети приезжают к нам на лечение с таком состоянии, что мы уже не можем им помочь. Если приезжают на ранних стадиях, то, безусловно, мы максимально помогаем и лечим. Но в процентном соотношении таких детей немного из-за поздно поставленного диагноза.

-Есть ли еще что то важное что Вы бы хотели добавить?

— У меня нет цели сделать себе рекламу, я хочу, чтобы пациенты получали правильное лечение и не болели. Будьте здоровы!